Шон Рэй – идеальный бодибилдер

Шон Рэй – идеальный бодибилдер

 

Всем привет! С вами Алексей Веселов, издатель журнала «Геркулесъ»! Предлагаю вашему вниманию интервью в дегендарным культуристом Шон Рэес, сделанное в 2010 году.

 

Шон Рэй – человек, не нуждающийся в представлении. Звезда мирового масштаба. Его путь к славе не был тернистым и долгим, в отличие от многих других. Едва увидев Рэя, мир влюбился в его улыбку и его мускулы. Да, он так ни разу и не стал «Мистером Олимпия». Но ему удалось добиться, возможно, большего – стать олицетворением идеального культуриста.

 

Шон Рэй не соревнуется уже почти 10 лет, но он по-прежнему нарасхват. И, положа руку на сердце, признаемся, что это интервью вряд ли было возможно в Америке, особенно во время турниров «Олимпия» или «Арнольд Классик» из-за жуткой занятости нашего героя. Но Екатеринбург – это город, где сбываются мечты. В прошлом году Антон Гиренко-Коцуба открыл для нас Дориана Ятса. А в этом пригласил на чемпионат России Шона Рэя, следствием чего стало это интервью. Низкий поклон ему за это.

 

Геркулесъ: Шон, вы принимали участие в 13 конкурсах «Мистер Олимпия» и никогда, за исключением самого первого старта, не финишировали ниже пятого места. Что случилось тогда, в 1988 году?

Шон Рэй: В начале своей карьеры я жил с родителями, ел, спал, тренировался два раза в день и был полностью сосредоточен на бодибилдинге. Но когда я перешел в профессионалы, я начал жить отдельно со всеми вытекающими последствиями. Мне также пришлось много ездить по Америке и Европе с гостевыми позированиями и семинарами, и это сказалось на качестве моих тренировок. Но 13 место на «Олимпии» 1988 года стало хорошим уроком для меня, и впоследствии я ни разу не опускался ниже пятого места.

 

ГЪ: Вышло так, что помимо «Олимпии» вы, по сути, нигде не соревновались: трижды на «Арнольд Классик», дважды на «Айронмэн», но это все. Вы ни разу не участвовали в серии турниров Гран-При после «Олимпии». Как итог, ваша коллекция титулов весьма скромная, куда меньше, чем, к примеру, у Кевина Леврона или Винса Тэйлора. Вы не жалеете об этом?

 

ШР: Ничуть. Начиная карьеру профи, я стремился выиграть главный титул – «Мистер Олимпия». Остальные меня особо не интересовали. И я никогда не соревновался ради денег. Деньги мне и так всегда удавалось зарабатывать. Кроме того, начиная выступать, я хотел сохранить здоровье. Мне посчастливилось обойтись без серьезных травм, и в свои 45 я полон энергии и отлично себя чувствую. Замечу также, что победителей таких турниров как «Арнольд Классик» и «Ночь Чемпионов»: Винса Тэйлора, Кевина Леврона, Ли Лабраду, Нассера Эль Сонбати, Флекса Уиллера и даже Ронни Колемана я не раз обыгрывал на «Олимпии». Кого мне так и не удалось победить – это Ли Хейни и Дориана Ятса.

 

ГЪ: Почему вы решили завершить карьеру именно в 2001 году?

ШР: В 1983-м году, когда я начал тренироваться, «Мистером Олимпия» стал Самир Банну с весом около 85 кг. Годом ранее титул выиграл Крис Дикерсон, который весил примерно столько же. Ступив на подиум «Олимпии», я выставил 90 кг и верил, что в один прекрасный момент смогу победить. Но стандарты «массы» изменились. Скажем, Ли Хейни соревновался и побеждал  с весом в 110-112 кг, Дориан Ятс в своей лучшей форме весил 116 кг, а Ронни Колеман – за 120. Со временем мне удалось достичь 97 кг, но на тот момент Колеман перевалил за 120 кг, я понял, что мне не дано победить. Но я сделал все, что мог.  Мне нечего стыдиться.

 

ГЪ: А когда, на Ваш взгляд, Вы были в лучшей форме?

ШР: Я полагаю, что «пик» пришелся на 1992-97 годы. Тогда я был очень хорош.

 

ГЪ: В каком году вы были ближе всего к победе?

ШР: Я до сих пор уверен, что в 1994-м победил. Просто судьи решили иначе. Оно и понятно: Ятс был действующим «Мистером Олимпия», он был гораздо выше и тяжелее меня. Но он был травмирован. Я имею в виду разрыв бицепса. А еще я был жестче – у Дориана было многовато воды под кожей (кстати, об этом же сказал мне чуть раньше и Гюнтер Шлиеркамп, для которого «Олимпия»-1994 стала первой в карьере – прим. А.В.).

 

ГЪ: На одном из обедов в Екатеринбурге Вы сидели рядом с Ятсом . Не обсуждали этот вопрос? Не обижены ли Вы на Дориана?

ШР: Нисколько. Если кто и виноват, так это судьи, которые изменили критерии оценки. Дориан тут ни при чем. Я очень уважаю его как атлета и как человека. Но в то же время считаю, что у обладателя титула «Мистер Олимпия» все должно быть идеально: и пропорции, и симметрия, и объемы мышц, и позирование. А Ятс с поврежденным бицепсом сумел победить еще трижды на «Олимпии»: в 1995-97 годах. И это вызывает вопросы. Но не Дориану, а к судьям.

 

ГЪ: А не было ли у Вас, Шон, соблазна, тоже удариться в погоню за «массой» и набрать, скажем, 105-110 кг в соревновательной форме?

ШР: Я всегда придерживался собственных стандартов. Главным критерием для меня было то, как я выгляжу в зеркале. Каждый может весить 115 кило, но далеко не каждый способен при весе в 90 кг выглядеть мускулистым, симметричным и рельефным. Я никогда не стремился измениться в угоду моде. И, как я уже говорил, я старался сохранить здоровье, а резкий набор веса, по понятным причинам, вряд ли бы этому способствовал. Кто-то может сказать, что я попросту не смог стать больше, но это ерунда. То, что мне удалось всего за четыре года занятий стать чемпионом США и получить карту профессионала, говорит о том, что я изначально был генетически предрасположен к набору «массы». Но я всегда знал, что быстрый путь к успеху, результат любой ценой связан с большим риском для здоровья. Было немало атлетов, резко взлетевших наверх и бесследно исчезнувших. Где теперь все они?

 

ГЪ: Вы можете назвать самый счастливый в вашей карьере?

ШР: О да! Самым счастливым днем стал день победы в Национальном чемпионате США. На тот момент я уже стал «Мистером Калифорния» и выиграл юниорский чемпионат США, но это была особенная победа. Я стоял на сцене и думал о том, как же это здорово – стать в 22 года лучшим любителем в мире и получить карту профессионала! А еще я думал о тех великих атлетах, которые сделали то же самое до меня. Ведь в 1982 году этот чемпионат выиграл Ли Хейни, в 1983-м – Боб Пэрис, в 1984-м – Майк Крисчен. И я думал о том, что меня ждет долгая и счастливая карьера профессионала и титул «Мистер Олимпия».

 

ГЪ: А самый несчастный день?

ШР: Хуже всего мне пришлось, когда я проиграл «Олимпию» 1994 года. Тогда я себя чувствовал даже хуже, чем в 1990-м, когда я выиграл «Арнольд Классик», но не сумел пройти допинг-контроль и лишился титула и денег. Начиная с 1991-го года, я выступал на «Олимпии» все лучше. В 1991-м я был пятым, в 1992-м – четвертым, в 1993-м – третьим. Мне наконец-то удалось обойти Ли Лабраду. И на «Олимпии»-94 все кругом твердили, что я должен победить. И дело даже не в том, что Дориан выглядел хуже обычного – я был в лучшей своей форме. Уж на что трудно добиться комплимента от Флекса Уиллера, но и он, когда заехал ко мне домой за неделю до турнира и посмотрел, как я позирую, сказал: «Я ничего подобного в жизни не видел!» И когда меня объявили вторым – это был конец. Я просто не знал, что делать дальше. Я выжал из себя максимум, круче было некуда, но меня сделали вторым. Лучше бы я стал шестым или седьмым – это было бы не так обидно. Но спустя две недели я успокоился, поняв, что все равно ничего не смогу с этим поделать.

 

ГЪ: Правда ли, что Вы, будучи еще любителем, стали продавать на соревнованиях свои фото с автографом?

ШР: Верно. Когда я выиграл юниорский чемпионат США и юниорский чемпионат мира, я стал понимать, что нужно себя вести как профессионалу. И тогда люди будут тебя воспринимать как профессионала. И я старался заниматься промоушеном. Фото, футболки с моими портретами, автографы – все это было. И к моменту, когда я стал «Мистером Калифорния», можно сказать, что я, не имея еще профи-карты, по сути, уже считался профи.

 

ГЪ: Некоторым атлетам больше всего нравится тренироваться в зале, другие просто не могут жить без сцены, третьих привлекает сам процесс набора формы, наблюдения за тем, как меняется тело. Что было для Вас на первом месте?

 

ШР: То, как улучшалась моя форма на протяжении 12 недель подготовки к конкурсу. Это был вызов самому себе, своему сознанию, соперникам. И мне нравилось отслеживать свой прогресс в зале, не завися при этом от мнения судей. На самом деле, мне здорово этого сейчас не хватает. И когда я вспоминаю былые времена, то не столько те моменты, когда я стоял на сцене под крики фанатов, сколько эпизоды самой подготовки. Бывало, я глядел на себя в зеркало и мне что-то не нравилось. Но я говорил себе: «У меня есть еще три недели!» Я всегда был полностью сосредоточен на подготовке.

 

ГЪ: По поводу воспоминаний. Я читал, что на каждой «Олимпии» Вы одевали плавки разного цвета, причем, во время предварительного судейства был один цвет, а во время финала – другой.

 

ШР: Верно! И по цвету плавок я могу безошибочно определить, к какому турниру относится та или иная фотография. Скажем, в 1991-м году я в финале был в сиреневых плавках, а в 1992-м – в синих. Кроме того, между предварительным судейством и финалом проходит 24 часа. И сравнивая фото с обоих дней выступления, ты получаешь информацию о том, как лучше подвести форму: сколько пить воды, есть углеводов и так далее. Ли Хейни всегда выходил в красном, и ему сложновато было все это отслеживать.

 

ГЪ: В тренировочном видео «Финальный отсчет» запечатлена Ваша подготовка к конкурсу «Мистер Олимпия» 1998 года. Когда я его смотрел, мне казалось, что за две-три недели до турнира Вы выглядели лучше, чем на соревнованиях…

ШР: Все верно. Я где-то перемудрил, и вышел на сцену слишком обезвоженным и плоским.

 

ГЪ: Кто, чей пример вдохновил вас заняться бодибилдингом?

ШР: Таких людей было много: Боб Пэрис, Крис Дикерсон, Джон Браун – именно благодаря ему я научился «пахать» в зале.

 

ГЪ: Вы всегда считались одним из самых гармонично сложенных атлетов. Но были ли у Вас мышцы, которые были развиты лучше остальных?

ШР: Возможно, это были ноги. В юности я много играл в футбол, поэтому у меня была хорошая база.

 

ГЪ: База – это здорово. Но есть мнение, что для того, чтобы построить действительно мощные бедра, нужно приседать с огромными весами, около 300 кг?

ШР: Так оно и есть. Во всяком случае, я это делал.

 

ГЪ: Шон, у Вас всегда была репутация человека, который не лезет за словом в карман. Сейчас Вы наши себя в спортивной журналистике, успешно сотрудничая с журналом и сайтом Muscular Development. В этой связи вопрос: что вам нравится больше – брать или давать интервью?

 

ШР: Брать интервью, на самом деле, не очень интересное занятие. Круг вопросов, которые задаешь атлетам, не слишком широк. По сути, это стандартный набор фраз. Другое дело давать интервью. Мне и в самом деле нравится поговорить. При этом я стараюсь никогда не повторяться (смеется).

 

ГЪ: Расскажите о Вашей карьере представителя от профессиональных бодибилдеров.

ШР: Я действительно некоторое время представлял интересы профессиональных бодибилдеров в их отношениях с профессиональным дивизионом ИФББ. Это продолжалось не так долго – всего семь месяцев. Но кое-чего удалось добиться. Дело было в том, что тех, кто зарабатывал на бодибилдинге, не беспокоили проблемы атлетов, особенно тех, кто не входил в элиту. А у атлетов даже не было возможности высказать свое мнение. И никому до этого не было дела. Вот у меня и родилась идея постоять за интересы спортсменов. В итоге призовые деньги стали платить не только первой десятке на «Олимпии». Судейство стало более открытым, поскольку в судейские протоколы начали вписывать фамилии судей.

 

ГЪ: Не могу не поинтересоваться Вашим мнением относительно последнего турнира «Мистер Олимпия».

ШР: Джей Катлер был объявлен чемпионом, но он не был так хорош, как мог бы быть. Мои симпатии на стороне Фила Хита. Вероятно, он сумеет победить в течение ближайшей пары лет. Но в то же время не стоит забывать, что такие атлеты как Флекс Уиллер, Кевин Леврон, Ли Лабрада, да и я сам по несколько раз становились вторыми на «Олимпии», но так и не выиграли титул «Мистер Олимпия».

 

ГЪ: А как Вам Кай Грин?

ШР: Мне не очень он нравится. Повторюсь, мои симпатии на стороне Хита.

 

ГЪ: А что вы думаете по поводу выступления Евгения Мишина?

ШР: Юджин очень высокий, и с таким ростом сложно нарастить большую мышечную массу, необходимую для успешных выступлений. Ему надо прибавить килограммов 10 еще. Но он на верном пути.

 

ГЪ: Шон, насколько мне известно, сейчас Вы сотрудничаете с журналом и сайтом Muscular Development?

ШР: Я пишу статьи для MD, новости, беру интервью, веду репортажи с турниров – работы хватает.

 

ГЪ: Шон, я знаю, что Вы долго оставались холостяком, поздно женились, но сейчас у Вас двое детей. Много ли времени Вы проводите с семьей, с детьми?

ШР: Стараюсь проводить как можно больше. Ради этого отказываюсь от некоторых поездок или пытаюсь сделать их короче. К слову, нынешняя моя поездка в Екатеринбург – последняя в это году. Кроме того, многое из того, чем я занимаюсь, я могу делать дома на компьютере, не расставаясь со своими близкими. В то же время моя жена Кристи  – бывшая фитнес-спортсменка, она изначально была готова к тому, за кого она выходит замуж. Она сильно помогает мне и поддерживает во всех делах.

 

ГЪ: Ваши впечатления от поездки в Екатеринбург?

Дорога выдалась очень нелегкой. 12 с лишним часов летел до Москвы, потом пять часов провел в вашей столице, затем двух часовой перелет в Екатеринбург. Первый день после приезда был тяжелым, но потом все наладилось. Меня удивил и обрадовал тот интерес, который проявляют к бодибилдингу российские болельщики. Здесь меня хорошо знают, люди с удовольствием фотографировались, покупали фото и диски, брали автографы. Что касается уровня соревнований, то он вполне сопоставим с чемпионатами США. Многие из участников показали очень высокий уровень подготовки. Особо отмечу девушек. Они не только хорошо подготовлены, но и красивы! Побывав здесь, я вижу перспективы в плане развития бодибилдинга. Есть замысел организовать в России в будущем году тренировочный лагерь со звездами бодибилдинга. В свое время я организовал нечто подобное в Южной Африке, потом в Австралии, во многих других местах. Далеко не все фанаты бодибилдинга, особенно за пределами США, имеют возможность пообщаться со знаменитыми спортсменами. Так почему бы не сделать это у вас? Помимо этого есть идея провести в России профессиональный турнир, промоутером которого я бы мог выступить. Так что еще увидимся!

 

Алексей Веселов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рубрика: