Владимир Ловчев: Препарат, который найден у Алексея, нам неизвестен

Владимир Ловчев: Препарат, который найден у Алексея, нам неизвестен

Сразу после того, как стало известно о том, что рекордсмен мира по тяжелой атлетике Алексей Ловчев подозревается в применения допинга и отстранен от участия в соревнованиях, мы позвонили его отцу и тренеру Владимиру Ловчеву. 

- Мы ошарашены информацией о положительном допинг-тесте, -- сказал Владимир Васильевич. -- Больше десяти дней назад мы получили анализ крови на допинг, и его результаты были отрицательными. И вот буквально вчера мы узнали, что анализ мочи дал положительный результат. Препарат, который найден, нам неизвестен. Называется он ипаморелин, относится к группе пептидов. В каком виде эта субстанция попала в организм Алексея – для меня загадка.

Накануне чемпионата мира вся команда проходила допинг-тест. Результат был отрицательным. Не могу ничего сказать... Ошарашен... Узнал об этом только вчера. Сегодня Алексей был в федерации. Там тоже все в шоке. На протяжении более чем четырехлетней карьеры с участием в соревнованиях со сдачей допинг-контроля у нас никогда не было ни малейших подозрений на применение запрещенных препаратов. Я посмотрел, какие препараты были найдены у других спортсменов, – так там такие, что вообще не выводятся из организма...

От кого вы узнали эту новость?

- Из федерации, которая получила информационное письмо от ВАДА и Международной федерации. Сегодня в Москве в федерации на совещании уже обсуждали этот вопрос...

Вызвали?

- Нет. Это было плановое совещание с тренерами и спортсменами сборной. Там все и узнали о случившемся... Мне нечего сказать. Я просто не понимаю, что произошло.

Как Алексей воспринял эту новость?

​- Очень сильно переживает. Находится буквально в шоковом состоянии. Но он уверен в своей непогрешимости. Мы не понимаем, что вообще дает препарат, который найден. В нашем виде спорта стандартный допинг-контроль определяется выявлением анаболиков, тестостерона, гормонов... Нужно будет защищаться. Завтра едем в федерацию, планируем предпринимать какие-то шаги. Я знаю, что честное имя спортсмена отстоять трудно, но надо к этому стремиться.

С главным тренером сборной у вас был разговор на эту тему?

​- Был. Он сам не может ничего понять, поскольку все недавние пробы, тесты были отрицательными, никаких посторонних препаратов выявлено не было, а тем более такой группы, как пектиды, – вообще нехарактерных для нашего вида спорта.

​- Сколько допинг-тестов прошел Алексей перед и после чемпионата мира?

- За неделю был внезапный контроль. Надо сказать, что контроль РУСАДА всегда был жесткий и принципиальный, особенно в связи с ситуацией в легкой атлетике, которая сейчас все еще развивается и к чему приведет, неизвестно. Мы все, спортсмены и тренеры, понимали степень ответственности и никто бы не стал рисковать, применять какую-то запрещенную субстанцию, для того, чтобы подставить весь российский спорт и поставить под угрозу свое участие в Олимпийских играх. Мы каждый день смотрим личный кабинет Алексея относительно результатов допинг-тестов. Информацию по крови дали уже давно. По нашим спортсменам ничего не было. Я был совершенно спокоен. Знал твердо, что там ничего быть не может. Не должно, во всяком случае.

​- Что теперь планируете предпринять?

- Мы очень долго стремились к тому, чтобы российский спортсмен возглавлял мировой рейтинг тяжелоатлетов, понимали всю ответственность и никак не могли этого допустить. Невозможно сказать, насколько я разочарован. Да я еще и не осознал всех последствий, которые может вызвать эта ситуация. Однозначно нужно опротестовывать или объяснять. Наверное, есть технологии взаимодействия и с ВАДА, и с международной федерацией.